«Казановка – деревня в центре мира»

Коровы переходят дорогу, не обращая внимания на машину, пастух кричит на них по-хакасски. Аскизский район – единственный в Хакасии, где сохранился родной язык и уклад жизни.

В деревне «Казановка» жители еще и, как и их предки тысячи лет назад, живут скотоводством. Пусть в городах происходят катаклизмы, здесь главное, чтобы табуны были целы, и картошка уродилась.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

От деревни узкая грунтовка сворачивает направо, к невысоким горам, своими очертаниями напоминающими то спящих девушек, то хребты доисторических животных. Это отроги кузнецкого Алатау, поднявшиеся здесь со дна океана 100 миллионов лет назад. В степи стрекочат кузнечики, справа вьется речка, к которой вечерами приходят на водопой косули. Национальный музей уникален не только своими археологическими и этнографическими памятниками, которых здесь более 2000 на 18, 5 га, но и своей природой, сохраненной на протяжении тысяч лет почти неизменной.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

А вот и юрточная база «Кюг» (это хакасское слово можно перевести и как радость и как долина). Никого нет, кроме сторожа, щенка и кошки. Мы звоним администратору, чтобы договориться о заселении. Она обещает приехать через час – местные жители сейчас все на покосе.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка
Устраиваем обед на берегу горной, чистой реки Аскиз под красивейшей горой с одинокой скалой на гребне - точь-в-точь, как присевший в задумчивости старик. Сам берег с этой стороны украшен смешанным лесом. Идем искать грибы, но они уже все срезаны. Что же, отыгрываемся на черемухе. Это одна из самых популярных сибирских ягод. Хакасы сушат ее, перекручивают через мясорубку и смешивают с талганом (толченые ячмень с пшеницей), сливочным маслом и медом. Получается что-то вроде конфет-трюфелей, только в 100 раз вкусней и полезней.

Приезжает администратор, и через 10 минут мы поселяемся в деревянных юртах. Идея создания такой базы принадлежит основателю музея Леониду Еремину.

До недавнего времени считалось, что хакасские деревянные юрты, в отличие от тувинских и монгольских войлочных, появились, как реакция на русификацию Хакасского государства Россией в 1774 году. Но как утверждает Леонид, деревянные юрты (зимники) строились в Хакасии еще 3000 лет назад – это доказали раскопки могильников скифского времени, где сохранились срубы юрт, наскальный рисунки и писаницы, изображающие древние поселения.

Сам Леонид не только исследователь древней хакасской культуры, но и ее апологет. Он считает, что она - в пространстве степей и гор Хакасии - актуальна и сегодня. Взять ту же юрту. Она не только более практична, чем изба. И собирается за неделю. И зимой нагреть пространство без углов наверху можно в считанные минуты. Но и самое главное, что, находясь в ней, человек невольно ощущает себя в центре мироздания, поскольку сама юрта – это вселенная в миниатюре. В отличие от европейцев хакасы верили, что нельзя менять окружающий мир под себя, нужно жить в гармонии с ним, найдя свое место в окружающей действительности. И юрта повторяла этот мир вокруг, и каждый человек в ней знал свое место. У юрты есть небо - купол, выход в космос – тунюк (круглое отверстие в куполе), гора – южная, мужская половина юрты и низина (или река) – женская, северная половина. Есть алтарь - супружеское ложе, на которое никто, кроме супругов, не может сесть, свое кладбище – послед хоронили под порогом, и своя защитница – хранительница очага.

Мне не терпится пообщаться с нынешним директором музея-заповедника, женой Леонида Еремина, Викторией Кимовной, но она приезжает только в 10 часов вечера. Виктория Кимовна – одна из трех сотрудниц музея (такой несуразно маленький штат был выделен на 18, 5 га уникальнейшего заповедника в 1995 году и ситуация за 15 лет почти не изменилась), и рабочий день у нее ненормированный. Ей приходится исполнять и функции администратора, и экскурсовода, и охранника, и археолога-реставратора и многие другие.

 

«Музей национального значения»

Мы сидим на деревянной скамеечке у костра.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

«В Казановке археологией можно заниматься у себя в огороде, - рассказывает Виктория Кимовна, - копаешь картошку и находишь керамику.

Сейчас у нас 5 экскурсионных маршрутов, 2 экологические тропы по травам и еще геологическую тропу разрабатываем. У нас же здесь проходят практику студенты: географы, ботаники, поэтому интересного материала накоплено очень много. Хотим еще создать эко-поселение «Хакасский Ал» с точными копиями сохранившихся в Хакасии юрт. Чтобы люди ходили туда, как на работу, вели хозяйство, восстанавливали технологии обработки кож, плетения амарканов, элементы кузнечного дела. И это нужно не иностранцам, а местным. Потому что у нас деревня хотя и национальная, но никто не знает кузнечного дела, или как обрабатывать кожи. Современные хакасы забыли свои традиции. Язык, по оценкам специалистов, если продолжится ситуация с вымиранием деревень, исчезнет через 50 лет – потому что в городе он просто не нужен. Язык связан напрямую с традиционным укладом жизни.

Виктория Кимовна родилась и выросла в Казановке. И лазить по горам и находить артефакты – это у нее любовь с детства. Потому что она росла с бабушкой, а это человек, знавший множество легенд, и хранивший исконный уклад жизни хакасов. Позже, учась в университете и затем работая в местной средней школе учителем истории, она уже целенаправленно искала памятники археологии. Всего Викторией Кимовной найдено около 80 процентов современного фонда музея – это поселения афанасьевского времени (рубеж четвертого-третьего тысячелетия до Н. Э), наскальные рисунки, све – священные крепости, целебная стела - ахтас (3500-4000 лет), куда на поклонение до сих пор приезжают со всей Хакасии, и знаменитый Атчан-Кезе – менгир, за которым прятались шаманы, когда в период засухи стреляли из луков в солнце, чтобы солнце в ответ их не сожгло…

В 1994 году в Казановку спасать памятники, оказавшиеся в зоне строительства автодороги на Новокузнецк, приехала среднеенисейская археологическая экспедиция под руководством одного из ведущих современных специалистов по Хакасии, кандидата исторических наук, Николая Анатольевича Баковенко. В составе экспедиции был и очень энергичный молодой археолог, студент Государственной Санкт-Петербургской академии культуры, Леонид Еремин. Свою специализацию - музейное дело и охрана памятников - Леонид, кстати, выбрал, после первой поездки в Хакасию. К этому времени, созрев как окончательный антиурбанист и считая, что город - это тупиковая форма социальной организации, он выработал план создать в Хакасии 10-15 музеев-заповедников с археологической или этнографической устремленностью. Оказавшись в Казановке и познакомившись с Викторией Кимовной, ему стало ясно, что лучшего места для его начинаний не найти.

И когда спустя несколько месяцев Николай Анатольевич Баковенко, Леонид Еремин и Виктория Кимовна отправили в правительство республики документы на создание музея, их поддержали все просвещенные люди.

В 1995 году постановление о создании национального хакасского музея-заповедника «Казановка» вышло. Но без финансирования!

Но Еремины не унывают. За 15 лет ими был проделан огромный труд. Они влияют на учебные программы, разрабатывая краеведческие курсы. Благодаря их инициативе местной школе был придан статус экспериментальной, и ее не закрыли! Они повышают уровень музейной культуры, издав 3 сборника научных статей по музейной педагогике и добившись того, что во всех школах Аскизского района появились школьные музеи.

Леонид стал теперь старшим госинспектором росохраны культуры по республикам Хакасии и Туве - он много ездит, делясь своим опытом. И благодаря его усилиям в Хакасии уже создано 6 археологических парков. Так что наполовину его план выполнен. Но самое для него главное, что у жителей «Казановки» повышается самооценка, ведь за 15 лет существования музея их посетили туристы из более, чем 43 стран.

«На пути великих переселений.

6 часов вечера. Маленькая Хонда с грунтовыми шинами лихо заворачивает к нашим юрточной базе. Именно такие машинки с короткой базой и высокой посадкой как нельзя лучше подходят к местным неровным дорогам. Из машины выходят Виктория Кимовна и тот самый Николай Анатольевич Баковенко. Седовласый ученый с фотоаппаратом, GPS, в очках поверх проницательных веселых глаз похож на Индиану Джонса из последней серии.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

В Хакасию он приезжает уже 30 лет кряду, в 1965 году школьником принимал участие в первых раскопках при строительстве Саяно-Шушенской ГЭС, когда были найдены тысячи памятников. Вообще Николай Анатольевич участвовал в раскопках и археологических работах на всей территории Сибири от Карпат до Алтая и Тувы. Здесь его научный интерес – он занимается «происхождением скифской культуры». Он же принимал участие и в раскопках «нашумевших» Аржана 1 и Аржана 2, где были найдены могилы короля и королевы и их приближенных с нетронутыми золотыми украшениями. Но Тува далеко не так насыщена памятниками, как Хакасия. «Мы едем по памятникам – говорит он, и в доказательство его слов машину подбрасывает, - Кочки – это курганы». В Туве раскопки были интересны своим золотом, однако здесь, в Казановке, есть памятники не менее значимые для науки. Вот, к примеру, это захоронение Анчил Чон известно во всем мире, и раскапывали они его с участием международных специалистов, французских археологов. А нашел его Николай Анатольевич совершенно случайно, идя по дороге, запнулся о краешек каменной ограды.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Мы останавливаемся возле шаткой изгороди и спускаемся на 2 метра ниже уровня дороги. «Это уровень почвы, по которой ходили люди эпохи ранней Бронзы (14-11 века до нашей эры), - объясняет Николай Анатольевич. В то время здесь жили карасурские племена – европиодного типа люди. Никто в период Бронзы не создавал круглых оградок в виде солнца с лучами, образующих 4 сектора, соответствующие частям света, внутри которых еще погребения».

Затем археологи ведут нас к еще одному уникальному памятнику, найденному в Казановке. Это плиты с петроглифами, среди которых есть буддийские символы – цветки лотоса и вечное дерево. Этому изображению – без малого 2000 лет. А ведь долгое время считалось, что буддизм проникает на эту территорию только в 8 в. Н. Э.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Заканчивается осмотр скифскими курганами. Глаза ученого разгораются «Хакасия уникальна тем, что здесь самое большое число археологических памятников, по сравнению с остальным миром. Вот просто копаем степь и через каждые 10-15 метров памятники!»

Особенности географического расположения, территория стабильного климата Хакасско-Минусинской котловины привела к тому, что на протяжении последних 5000 лет здесь была очень высокая плотность населения. Только могильников карасукской культуры (3000 лет назад) насчитывается более 200 000. Это ровно столько, сколько сейчас в деревнях живет современных хакасов.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Хакасия оказалась на пути древних миграций. Первые миграции были, начиная со скифской эпохи (1000 лет до н.э.). Это время еще называют эпохой великого переселения. За скифами пошли - гунны (как их называли в Европе) или сюнны (как их называли китайские источники), за ними - тюркские племена (или хазары), за ними уже монголы.

И люди, проходя транзитом уссурийскую тайгу, пустыни Монголии, западно-сибирские болота, в Хакасии старались задержаться всеми силами, потому что здесь жилось и живется хорошо.

Хакасия – рай для скотоводов. Идеальные условия, достаточно воды, пастбищ, малоснежные зимы, и самое главное, здесь спокойно. С трех сторон котловина окружена горными массивами, куда пробраться очень сложно.
 

Поэтому многие культуры в Хакасии делали то, что нигде больше не делали. Хакасия – это территория культурных прорывов. Взять окуневцов, культурное сообщество, проживавшее здесь 3500-4000 лет назад. По мнению специалистов, их каменные изваяния и наскальные рисунки - самый передовой способ культурного освоения художественного пространства того времени. Каким образом, небольшим племенам ранних скотоводов и охотников удалось создать целый ряд образов, нигде в мире больше не встречающихся? Трехглазые личины с космогоническими рисунками, химеры, насчитывающие больше полутора-двух десятков компонентов разных существ. Ученым придется еще немало ломать головы над толкованием этого Наследия.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Рано утром следующего дня мы забираемся на гору, в тени которого сейчас расположены юрты базы отдыха «Кюг». Мы лезем вверх около часа, продираясь сквозь колючие кустарники, вымачивая ноги в росе, скача по тропинкам горных козлов. Но когда мы оказываемся на гребне горы и видим просторы вокруг – змеящееся река, степи, горы, снова степи, насколько хватает глаз, и все это озаряется солнцем, мы чувствуем счастье. Мы сами выросли и стали большими, как эти горы, мы стали вечными, потому что знаем свою историю, и можем представить, как тысячи лет здесь шли кочевники и были селения. Теперь, зная свое прошлое, будущее кажется нам таким же прекрасным и озаренным солнцем, как степи, горы, леса и реки этого удивительного места.

Хакасия. Музей-заповедник Казановка

Текст: Лена Андрианова
Фото: Андрей Артыков
 

Другие мои статьи о местах силы Хакасии:

Места силы Хакасии. Тропа предков

Интервью со мной  о Хакасии

Отчет-отзывы о туре по местам силы Хакасии

Наши авторские туры по Хакасии

ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В СИБИРЬ: ХАКАСИЯ И ТУВА

Оздоровительный тур в Хакасии "Поклонение кедру"

Тур по целебным травам Хакасии

СЕМЕЙНЫЙ ЛАГЕРЬ «ШИ ПО ПУТИ К СЕБЕ» В ХАКАСИИ В АВГУСТЕ!

Места силы Хакасии - эзотерическое путешествие